Дочернее подразделение AstraZeneca стремится упрочить лидерство в области лечения пароксизмальной ночной гемоглобинурии

В течение многих лет Alexion Pharmaceuticals, специализирующаяся на орфанных препаратах, была единственной компанией, предоставляющей лечение для пациентов с редким заболеванием крови — пароксизмальной ночной гемоглобинурией (paroxysmal nocturnal hemoglobinuria, PNH). Несколько крупных фармацевтических компаний утверждают, что их кандидаты вполне способны конкурировать с препаратами этого дочернего подразделения AstraZeneca –Ultomiris и Soliris.

Roche разрабатывает свое антитело crovalimab (кровалимаб) для потенциального одобрения PNH в Китае. Между тем, Empaveli от Apellis в прошлом году получил одобрение FDA, предоставив пациентам подкожную альтернативу внутривенным препаратам AstraZeneca, а в октябре Novartis продемонстрировала, что ее пероральный кандидат iptacopan (иптакопан) также в состоянии конкурировать с лидерами рынка от Alexion.

Доминирование в сфере PNH было одной из причин, по которой приобретение AstraZeneca компании Alexion, ориентированной на редкие заболевания, выглядело таким удачным шагом в 2020 году. PNH – редкое, приобретенное, опасное для жизни заболевание, характеризующееся разрушением эритроцитов, образованием тромбов и нарушением функций костного мозга. Soliris стал первым одобренным FDA средством для лечения этого состояния в 2007 году, за ним в 2018 году последовал Ultomiris, требующий меньшего количества внутривенных инфузий.

Нетрудно понять, почему сейчас так засуетились конкуренты. Напомним, что Soliris заработал для AstraZeneca $2,92 млрд за первые 9 месяцев текущего года, а Ultomiris –  $1,37 млрд. На эти два препарата и приходится подавляющая часть доходов AstraZeneca от редких заболеваний.

«Alexion была первой компанией, которая использовала нацеливание на систему комплемента, чтобы попытаться предложить комплементарную терапию пациентам с редкими заболеваниями. Несомненно, Alexion показала путь другим для изучения этой науки», — заявила в интервью Анита Хилл (Anita Hill), Ph.D., доктор медицины, руководитель глобального медицинского направления Alexion в области гематологии и нефрологии.

Итак, если на кону столь заманчивый приз, каков план Alexion по сохранению лидерства в PNH? Не желая втягиваться в прямое противостояние с конкурентами, Хилл указывает на так называемую «программу фактора D», как на следующее направление усилий подразделения.

Большинство методов лечения Alexion в клинике, а также Ultomiris и Soliris ингибируют белок С5 в терминальном каскаде комплемента, являющемся частью иммунной системы организма. Alexion предполагант и надеется, что ингибирование фермента, называемого фактором D, поможет определенной группе пациентов с PNH, у которых внесосудистый гемолиз (extravascular hemolysis, EVH) приводит к анемии, несмотря на то, что они принимают Ultomiris или Soliris. EVH возникает, когда тип лейкоцитов, обычно обнаруживаемый в печени и селезенке, поглощает эритроциты, покрытые антителами.

По сути, целью всех видов лечения PNH является так называемое терминальное ингибирование комплемента. Неконтролируемая активация комплемента может привести к осложнениям PNH, таким как повреждение почек, образование тромбов или EVH.

Система комплемента — комплекс защитных белков, постоянно присутствующих в крови. Это – каскадная система протеолитических ферментов, предназначенная для гуморальной защиты организма от действия чужеродных агентов, она участвует в реализации иммунного ответа организма. Является важным компонентом как врождённого, так и приобретённого иммунитета. Недостаточность по многим компонентам комплемента или, наоборот, чрезмерная активность системы комплемента лежат в основе многих заболеваний человека.

«Фактор D не является реагентом острой фазы, поэтому он не будет увеличиваться во время таких стрессов, как инфекция или воспаление. Поэтому мы считаем, что фактор D потенциально будет более легкой мишенью для поддержания того устойчивого ингибирования комплемента, которое действительно необходимо пациентам с PNH, чтобы избежать разрушительных осложнений», — уточнила Хилл в интервью Fierce Biotech.

Одним из двух кандидатов Alexion в клинике для действия на фактор D является vemircopan (вемиркопан). В промежуточном анализе девяти пациентов в клиническом исследовании (КИ) фазы 2, представленном на ежегодном собрании Американского общества гематологов (American Society of Hematology) в прошлые выходные, Alexion продемонстрировала, что новая терапия способна снизить уровень фермента, называемого lactate dehydrogenase (лактатдегидрогеназа), почти до нормального уровня, предотвращая  EVH.

«Мы убедительно показали, что проблем с безопасностью не оказалось, а мы смогли улучшить гемоглобин более чем на два грамма на децилитр», — объясняет Хилл. Новые данные КИ позволили препарату переместиться в фазу 3, хотя Хилл и не назвала конкретные сроки.

Другой препарат, на который Alexion надеется в отношении фактора D — это danicopan (даникопан). В отличие от vemircopan, который Alexion намеревается использовать в качестве монотерапии, danicopan предназначен для использования в качестве дополнения к уже известным препаратам Ultomiris и Soliris. Показания фазы 3 у пациентов с PNH с EVH в сентябре соответствовали первичной конечной точке изменения уровня гемоглобина, сравнительно с исходным уровнем через 12 недель. В исследовании также были затронуты ключевые вторичные конечные точки, включая пациентов, которым не требуется переливание крови, и снижение утомляемости.

После этого успеха на поздней стадии КИ, Alexion сообщила Fierce, что намерена продолжить оформление и подачу в FDA нормативных документов на danicopan «в ближайшие месяцы».

Нацелившись на конкретную подгруппу пациентов, у которых анемия не позволяет пользоваться всеми преимуществами утвержденных методов лечения, Alexion обнаружила новые проблемы PNH, требующие решений. Несмотря на конкуренцию, Хилл уверена, что Alexion может внести еще больший вклад в лечение  PNH, и что Ultomiris and Soliris продолжат занимать лидирующие позиции в этой области.

 «Основной целью любого лечения PNH должно быть достижение полного и устойчивого ингибирования терминального комплемента», — говорит Хилл. «Мы знаем, что наши ингибиторы C5 могут это сделать. Вот почему они были стандартом лечения в течение почти двух десятилетий во многих странах и останутся стандартом лечения, пока мы не узнаем, можно ли добиться этого с помощью любого из других методов лечения».

Alexion Pharmaceuticals

Alexion Pharmaceuticals — американская фармацевтическая компания со штаб-квартирой в Бостоне, штат Массачусетс, которая специализируется препаратах для лечения редких заболеваний. В 2021 году она стала независимой дочерней компанией AstraZeneca. Ее продукты включают Soliris® (экулизумаб) с доходом в $4,064 млрд в 2020 году и Ultomiris (равулизумаб) с доходом в $1,076 млрд в 2020 году, оба используются для лечения редких расстройств атипичного гемолитико-уремического синдрома и пароксизмальной ночной гемоглобинурии. Следует также назвать Strensiq® (асфотаза альфа) с доходом в $731 млн в 2020 году для лечения гипофосфатазии и Kanuma® (себелипаза альфа) с доходом в $117 млн в 2020 году для лечения дефицита лизосомальной кислой липазы, и Andexxa (andexanet alfa) с доходом в $78 млн в 2020 году для остановки опасного для жизни или неконтролируемого кровотечения у людей.

Лекарства, производимые Alexion, являются одними из самых дорогих в мире. Кроме того, Alexion продвигает самый надежный портфель препаратов для лечения редких заболеваний в биотехнологической отрасли с высокоинновационными продуктами-кандидатами в различных терапевтических областях.

 

Источник: https://www.fiercebiotech.com/

19.12.2022

Ajax Call Form
Loading...
Translate »