Дороговизна лекарственных препаратов — ключевая проблема российского фармрынка

Фарминдустрия демонстрирует уверенный рост, несмотря на проблемы, возникшие в связи с пандемией. Однако доступность лекарственных препаратов для населения снизилась из-за повышения цен на них. Компании предлагают выход из этой ситуации.

Рост превысил ожидания

По данным Росстата, в августе 2021 года объем рынка лекарств в России составил 50,7 млрд руб., что более чем на 32% выше показателей августа прошлого года, и на 22% выше, чем в июле 2021 года. Производство фармацевтических субстанций в августе выросло на 2,3% по сравнению с августом 2020 года и почти на 80% по сравнению с июлем 2021 года. В августе в России изготовлено 1,1 млрд доз сывороток и вакцин, что на 14,6% больше, чем в августе 2020 года, но на 26,5% меньше июльского показателя.

Российская фарма не только наращивает объемы, но и открывает новые производства. Год назад строительство шестой производственной площадки «Алабушево» (г. Москва, Зеленоград) завершил Biocad. В начале текущего года «Р-Фарм» построил новый завод по производству вакцины «Спутник V» в ОЭЗ «Технополис «Москва»» производительностью 20 млн доз вакцины в месяц. В октябре «Фармсинтез» вводит в строй новый завод гормональных препаратов «Фармсинтез-Тюмень», где будет производить около 40 МНН, заместив иностранные поставки на 50% по всему ассортименту.

Курс на импортозамещение, правило «третий лишний» и другие преференции, направленные на поддержку отечественных производителей, достигли цели. Сегодня российская фарма — одна из самых успешных в финансовом отношении отраслей.

Противоковидную вакцину Россия начала выпускать одновременно с крупнейшими мировыми фармпроизводителями. Это показало, что у нас есть наука и современное производство, которое может создавать востребованные в мире инновационные препараты.

Пандемия COVID-19 оживила российский экспорт. Договоры о поставке «Спутник V» заключены уже более чем с 70 странами. В основном это Африка, Азия и Южная Америка, но есть и европейские страны: Венгрия, Сербия, Словакия. На мировом рынке стали активнее закупаться наши антисептики и противовирусные препараты. Они и до этого были востребованы, но пандемия расширила рынки сбыта. Многие страны берут наши противовирусные препараты даже без регистрации.

Ускоренная регистрация

В условиях пандемии были оперативно приняты решения, необходимость которых давно обсуждалась в отрасли. Среди них дистанционная торговля лекарствами и ускоренная регистрация лекарственных препаратов, включенных во временные рекомендации для лечения COVID, постоянно обновляемые Минздравом. Но если дистанционная продажа и доставка лекарств не коснулись производственного сегмента, то преимущества ускоренной регистрации были очень ощутимы для фармпроизводителей.

«Спутник V» был допущен к реализации до третьей фазы клинических испытаний — самой долгой и дорогой. И хотя с точки зрения фармрынка погоды это не сделало, но в узком сегменте противоковидных препаратов был создан прецедент.

Ускоренная регистрация препаратов этого назначения позволила фармкомпаниям быстро адаптироваться к новым реалиям. Biocad в кратчайшие сроки наладил массовое производство вакцины «Спутник V», а также зарегистрировал оригинальный препарат левилимаб для терапии цитокинового шторма. «Фармсинтез» в начале года получил принудительную лицензию на ремдесивир, а теперь вводит в гражданский оборот вакцину «Спутник Лайт» и планирует продавать ее как в России, так и за пределами РФ.

Деньги к деньгам

Важной законодательной новеллой последних полутора лет стало и Постановление №1771, позволяющее повысить цены на препараты, в отношении которых возникла дефектура или ее риск. И это тут же отразилось на рынке. По оценкам Proxima Research Russia, в 2020 году емкость российского фармацевтического рынка в денежном выражении выросла по сравнению с 2019 годом на 15%, а в упаковках уменьшилась на 4%, при этом в денежном выражении госпитальный сегмент вырос на 36%, розница — на 64%, и этот тренд сохраняется.

По данным Zdrav.Expert, средневзвешенная цена упаковки лекарственных препаратов в России с января 2020 года по январь 2021 года увеличилась на 14,1%. По оценкам RNC Pharma, за первое полугодие 2021 года 25 самых востребованных в России фармпрепаратов подорожали на 25%. С начала года в стране повысились цены на 30 лекарств из перечня жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов (ЖНВЛП), хотя цены на эти лекарства регулируются государством. Что уж говорить об остальных фармпрепаратах.

Цены на лекарства растут, а доступность их снижается. Пропали дешевые отечественные и импортные препараты, а те, что остались, существенно подорожали. Для многих россиян они становятся малодоступны. Среднедушевое потребление лекарств в упаковках упало до уровня 2015 года. Бедные слои населения вообще не могут позволить себе лекарства, констатирует DSM Group. Согласно опросу, сегодня треть россиян испытывают трудности с покупкой лекарственных препаратов. Поскольку, по оценке DSM Group, в 2021 году выросла безработица, реальные доходы населения упали ниже уровня 2013 года на 10%. По оценкам Ipsos Healthcare, в 2021 году продолжился переход покупателей на более дешевые препараты.

И хотя доля отечественных препаратов на российском рынке растет, но растет не в упаковках, а в деньгах. Не за счет расширения ассортимента или количества производимых таблеток и других лекарственных форм, а за счет повышения цен на производимые в стране фармпрепараты. Российские дженерики, созданные в рамках программы «Фарма 2020», чтобы заменить импортные оригинальные препараты, зачастую не уступают им по цене. Производители увеличивают свою прибыль, а потребители получают лекарства по более высоким ценам. Лекарства для россиян не стали доступнее — ни в ценовом, ни в физическом смысле. Складывается абсурдная ситуация: успешная, благополучная фарма на фоне населения, которому все менее доступны производимые этой фармой лекарства.

Сегодня и фармпроизводители, и пациенты едины в одном: ключевая проблема российского фармрынка — это ценообразование. «Себестоимость лекарственных препаратов на 80% определяется ценами на сырье,— поясняет генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев.— И оригинальные фармпрепараты, и дженерики делаются из одного сырья, которое мы закупаем за валюту. Как только падает курс рубля — растет себестоимость производства лекарственных препаратов».

Остановить безудержный рост цен на фармпрепараты позволят преференции на госторгах для производителей, выпускающих лекарства по полному циклу — из российских субстанций, считают эксперты. К примеру, если компании, использующие импортное сырье, смогут победить в конкурсе, только предложив 80-процентную цену за препарат.

«Преференции для производителей полного цикла обсуждаются не первый год,— отметил Олег Астафуров,— но даже ковидный кризис с поставками не разрешил эту проблему. Сегодня на торгах не важно, из какой субстанции — нашей или зарубежной — сделан фармпрепарат. А значит, отсутствуют экономические стимулы запускать производство субстанций в России».

Российские фармпроизводители не раз выходили с таким предложением в Минпромторг, который поддерживает эту инициативу. Противником выступает ФАС, видя в этом нарушение конкуренции между фармпроизводителями, поскольку одни получают преференции, а другие — нет. Однако в интересах лекарственной безопасности страны нужно найти решение этой проблемы — и чем быстрее, тем лучше, считают участники рынка. Производство собственных субстанций позволит заметно снизить цены на российские фармпрепараты.

В рамках импортозамещения многие игроки рынка вложили деньги в создание новых производств, средняя стоимость которых начинается от $30 млн. Эти деньги надо возвращать, что опять же сказывается на стоимости фармпрепаратов.

Регулирование фармотрасли со стороны государства отчасти ломает рыночные механизмы, считают эксперты. Рынок должен сам себя регулировать. Но поскольку лекарства — это социальный продукт и должен быть доступным в ценовом и физическом плане, государство активно вмешивается в вопросы ценообразования. Поэтому о классическом рынке говорить не приходится.

«Ценовое регулирование, которое осуществляет государство, не вполне адекватно и эффективно,— считает Виктор Дмитриев.— Нам предлагают бесконечно снижать цены. Производство отдельных препаратов становится убыточным, и они просто уходят с рынка. Идеологом бесконечного снижения цен опять-таки выступает ФАС».

10% как гарантия спроса

В условиях пандемии стали рушиться логистические цепочки поставок активных фармсубстанций из-за рубежа. И это еще раз показало, что Россия, как и многие другие страны, очень зависима от импорта. Не менее 90% субстанций, а также других ингредиентов — вспомогательных веществ, наполнителей и прочего — ввозятся в Россию из-за рубежа. Это же касается пленочных оболочек и стекла для ампул.

«Бессмысленно говорить об импортонезависимости, о лекарственной безопасности, делая готовые лекарственные формы и не наладив производство хотя бы основных фармацевтических субстанций из списка ЖНВЛП на территории России,— убежден вице-президент по связям с государственными органами компании «Фармсинтез» Олег Астафуров.— И хотя этим начали заниматься, вопрос в скорости, с какой решается эта проблема, и в задачах, которые ставятся».

Согласно стратегии «Фарма 2020», доля отечественных препаратов из списка социально значимых лекарственных средств и перечня ЖНВЛП должна была увеличиться с 63% в 2011 году до 90% — в 2020-м. Доля отечественных лекарств в общем объеме потребления российского здравоохранения в денежном выражении — с 25% в 2011 году до 50% — в 2020-м.

Для снижения смертности и роста продолжительности жизни в стране мало добиваться роста доли российских производителей на рынке, считают эксперты.

«Проблема в том, что развитие фармпрома не было увязано с первоочередными задачами системы здравоохранения, поэтому никоим образом не влияло на смертность. А должно было быть увязано напрямую,— считает Виктор Дмитриев.— Если первоочередная задача — снизить смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, необходимо понять, что для этого нужно сделать: какие препараты, в каком объеме, какого качества надо производить. Это должно быть конкретно прописано в Стратегии по развитию фармацевтической отрасли».

Крайне важно сохранить на российском рынке показавшие эффективность лекарственные препараты, расширять ассортимент таких лекарств, чтобы у врачей и пациентов была возможность выбора лекарственной терапии, считают иностранные производители.

«Для этого нужно упростить регистрационные процедуры, устранить регуляторные барьеры, внедрить институт взаимного признания и защиту интеллектуальных прав собственности»,— предлагает старший вице-президент, глава кластера «Teva Россия, Евразия, Турция», генеральный директор «Teva Россия» Эрик Рош.

Для повышения доступности инновационных лекарств необходимо распространить ускоренную регистрацию на все жизнеспасающие препараты, считают игроки рынка.

«При разработке потенциально прорывных продуктов должен быть предусмотрен отдельный трек для сокращения объема клинических данных («условная регистрация»), чтобы препараты могли быстрее дойти до тех, кто в них нуждается,— уверен заместитель генерального директора по работе с органами государственной власти компании Biocad Алексей Торгов.— Это особенно критично для терапии быстро прогрессирующих и считающихся неизлечимыми заболеваний».

Сегодня такой регуляторный механизм успешно применяется в Евросоюзе и США и повышает доступность жизнеспасающей терапии.

Радикально решить ценовые проблемы и пациентов, и фармпроизводителей позволит только лекарственное страхование, убеждены участники рынка. Для этого потребуется ежегодно 350–500 млрд руб.— 10% нынешних бюджетных расходов на здравоохранение. Система лекарственного страхования не только решит проблему доступности лекарственных средств, но и активизирует фармпроминдустрию, поскольку обеспечит долгосрочный гарантированный спрос на ее продукцию.

Российский фармпром наращивает обороты. Финансовые результаты компаний, производящих вакцины и антивирусные препараты, выглядят как никогда празднично. В 2020 году темпы роста фармрынка превзошли ожидания, составив 9,8% вместо 6%. Объем рынка достиг в прошлом году 2040 млрд руб. против 1858 млрд руб. годом ранее, а прибыль от продаж увеличилась практически вдвое — со 126,3 млрд до 244,4 млрд руб. Больше всех в 2020 году заработал «Р-Фарм»: выручка составила 120,5 млрд руб., прибыль выросла за год на 49% — с 12 млрд до 17,9 млрд руб. Выручка Biocad в 2020 году увеличилась на 38%, до 33,2 млрд руб., прибыль — на 70%, с 7,2 млрд руб. в 2019-м до 12,2 млрд руб. «Фармсинтез» по итогам 2020 года увеличил консолидированную выручку на 43%, до 32,6 млрд руб. (36,4 млрд руб. с НДС). Прибыль до вычета процентов к уплате, налогов и амортизации (EBITDA) за 2020 год выросла на 22% и составила 6,7 млрд руб. С марта 2020 года компания практически в семь раз увеличила объем твердых лекарственных форм — с 300 тыс. до 2 млн упаковок в месяц. «И это не предел,— утверждает владелец компании Викрам Пуния.— Наши возможности — 3 млн упаковок в месяц только сахароснижающих препаратов».

Источник: https://www.kommersant.ru

 

27.10.2021

Ajax Call Form
Loading...
Translate »