Следите за мышами: что будет с лекарством за два миллиона долларов после отзыва ключевой статьи

Недавно журнал Nature Biotechnology отозвал статью 2010 года — о том, как генную терапию для спинальной мышечной атрофии проверяли на лабораторных мышах. С тех пор статью успели 557 раз процитировать и упомянуть по меньшей мере в 59 патентах, а на основании ее выводов — провести клинические испытания и зарегистрировать препарат «Золгенсма». Сейчас в статье нашлись «многочисленные неточности»: данные по выживаемости мышей оказались сомнительными. Выясняем, повлияет ли это на судьбу пациентов, которые уже получили укол «Золгенсмы» или только его ждут.

Novartis

«Золгенсма» — лекарство-первопроходец. В частности, это один из первых генотерапевтических препаратов против редких наследственных болезней. Большинство одобренных сейчас методов генной терапии лечат заболевания крови, вроде гемофилии. «Золгенсма» нацелена на нервную систему: с помощью аденовирусных частиц она доставляет в двигательные нейроны здоровую копию гена SMN1. И тем самым должна смягчить (а в идеале даже и вылечить) симптомы спинальной мышечной атрофии (СМА) — генетической патологии, при которой группа нейронов спинного мозга постепенно отмирают, а скелетные мышцы, не получая от них сигнала, плохо сокращаются и в итоге атрофируются.

«Золгенсма» не была первым лекарством от СМА, до нее на рынок уже успела выйти «Спинраза». Последний работает по другому принципу: не доставляет новый ген, а корректирует производство белка. Поэтому эффект от нее — временный, и инъекции нужно повторять. «Золгенсма» стала первым лекарством, уколоть которым достаточно всего один раз.

А поскольку одна инъекция должна была решать проблему пациента на всю жизнь, компания «Новартис» (Novartis) назначила своему препарату рекордную по тем временам цену — 2,1 миллиона долларов. Так «Золгенсма» на три года стала самым дорогим лекарством в мире, пальму первенства у нее отобрали только в 2022-м.

За эти три года «Золгенсму» зарегистрировали более чем в сорока странах, а счет пациентов, которые получили «золотой» укол, пошел на тысячи. И только сейчас у ученых возникли сомнения в том, достаточно ли честно этот препарат проверяли изначально.

Вопросы к мышам

Работа 2010 года — типичная проверка нового метода на мышах. Исследователи работали с модельной линией животных, лишенной обеих копий гена SMN. Подопытную группу разделили пополам, каждая половина получила инъекцию аденовирусных частиц: или экспериментальных — с геном SMN, — или контрольных — с геном зеленого флуоресцентного белка.

После этого ученые проверили, что ген действительно добрался до нервных клеток, что он запускает синтез белка, а сами клетки — работают (то есть генерируют импульсы) и устанавливают контакт с мышцами. Дальше за животными наблюдали: как они набирают вес, быстро ли переворачиваются в удобное положение, а главное — сколько живут. И вот на стадии наблюдений что-то пошло не так.

График выживаемости, который исследователи приводят в статье, выглядит очень оптимистично. В то время как 11 контрольных мышей не прожили и месяца, 11 экспериментальных уверенно держались дольше. Одна из них погибла на 97 день по не связанной с болезнью причине, четырех исследователи примерно в это же время усыпили, чтобы оценить состояние нейронов. А оставшимся шести, судя по графику и тексту статьи, к моменту подачи статьи в журнале было уже 250 дней, и умирать они не собирались.

31.10.2022

Ajax Call Form
Loading...
Translate »