В США спорят о стоимости нового препарата против БАС

В США был одобрен Relyvrio (Реливрио, фенилбутират натрия/таурурсодиол), новый препарат от компании Amylyx Pharmaceuticals, Inc. (Кембридж, Массачусетс) для лечения бокового амиотрофического склероза, или БАС, неизлечимого неврологического расстройства. Сообщество БАС с воодушевлением восприняло новость, назвав получение разрешения на препарат «долгожданной победой для пациентов». Но на следующий день стала известна цена лекарства: $158 000 в год. Это  намного выше, чем то, что Институт клинических и экономических обзоров, независимая некоммерческая организация, которая анализирует расходы на здравоохранение, оценил как разумную цену, которая, по их мнению, составляла от $9 100 до $30 700.

Amylyx Pharmaceuticals

 Американцы, однако, вряд ли были шокированы такой суммой. Лекарства, отпускаемые по рецепту, в США стоят примерно в 2,5 раза дороже, чем в других странах, и четверть американцев не может их себе позволить. Почти каждое новое лекарство от рака стоит более $100 000 в год. А исследование, проведенное в 2022 году, показало, что ежегодно средняя цена вновь выпущенных лекарств повышается на 20%.

Чаще всего фармацевтические компании объясняют высокую цену лекарств в США необходимостью оправдать деньги, вложенные в исследования и разработки.

Оливье Воутерс, доцент кафедры политики в области здравоохранения Лондонской школы экономики и политических наук подверг сомнению такое оправдание запредельным ценам на препараты. В сентябре 2022 года он и его коллеги опубликовали в JAMA статью, в которой проверили этот аргумент фарм производителей. В ходе исследования они рассмотрели 60 препаратов, одобренных Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) в период с 2009 по 2018 год, для которых имелась общедоступная информация как о расходах на НИОКР, так и о ценах. А потом сопоставили цифры.

Структура препарата: Фенилбутират натрия/таурурсодиол
Структура препарата: Фенилбутират натрия/таурурсодиол

«По сути, это было похоже на журналистское расследование — проверить все квитанции, отследить во времени, сколько они тратят», — объяснил Воутерс.  Если бы расходы на НИОКР были причиной высоких цен на лекарства, можно было бы ожидать высокой корреляции между ними, которой обнаружено не было.

Воутерс признает, что размер выборки в исследовании невелик. Причина этого в том, что фармацевтические компании хранят большую часть своих финансовых данных под замком. По его словам, если отрасль хочет опровергнуть вывод, сделанный в статье, производителям необходимо предоставить больше данных.

 Эзекиль Эмануэль, заведующий кафедрой медицинской этики и политики в области здравоохранения Пенсильванского университета отметил, что важно иметь эмпирические данные, подобные приведенным в этом исследовании, чтобы опровергнуть утверждение отрасли о политике ценообразования.

БАС

Интуитивно кажется правдоподобным, что цена лекарства будет связана с его затратами на исследования и разработки — рискованный бизнес инноваций очень дорог. Но, оказывается, это вызывает большие споры. В 2020 году Воутерс опубликовал в JAMA еще одну статью, в которой раскрыл, сколько на самом деле стоит вывести на рынок новое лекарство. По  данным, предоставляемым фармацевтическими компаниями, их затраты составляют около $2,8 млрд. Воутерс и его коллеги утверждают, что эта цифра вдвое меньше — около $1,3 млрд. Значительно более низкие затраты на НИОКР предполагают, что эти расходы не должны иметь такого большого влияния на цены на лекарства.

Время от времени «из закулисья» проскакивает информация о том, как фармацевтические компании на самом деле определяют цену на свои продукты. Примером этого является лекарство от гепатита С Sovaldi, которое было выпущено на рынок в 2013 году по цене $84 000 за 12-недельный курс. В 2015 году 18-месячное расследование правительства США, в ходе которого было изучено около 20 000 страниц внутренних документов компании, показало, что Gilead, компания, которой принадлежало лекарство, установила высокую цену, чтобы «обеспечить своему препарату наибольшую долю продаж». В ответ Gilead заявила, что «отвечает за ценообразование своих методов лечения, которое складывается с учетом пользы, которую они приносят пациентам, и ценности, которую они представляют для плательщиков, поставщиков и всей системы здравоохранения за счет сокращения долгосрочных затрат, связанных с лечением хронического гепатита С».

 

Источник: https://hightech.fm/

 

17.10.2022

Ajax Call Form
Loading...
Translate »